Публикации

Будем гуманны

20.12.2006, журнал \"Альфа Кентавра\"

Второго ноября в Санкт-Петербурге состоялся «круглый стол», посвященный правам животных и проблеме жестокого обращения… Или проблеме гуманного отношения?.. Ну, это кому как нравится.

На круглый стол собрались депутаты, представители разных ведомств и властных структур, а так же зоозащитных организаций. Ну и мы, журналисты.

Представьте: парадный Белый зал Мариинского дворца – с хороший манеж зал, стол убрать, и конкура проводить можно – мрамор, позолота, лепнина… В центре, как положено, круглый стол. Ну, то есть, овальный, но тоже ничего. Все честь по чести, микрофоны перед каждым креслом, за спиной телеоператоры суетятся, кадр ловят. Признаться, я такое раньше только по телевизору и видела.

Чиновников, честно сказать, было жалко. За столом сидели люди, которых явно оторвали от дел – важных или нет, все равно, но главное – понятных дел. И привычных.

А тут надо говорить что-то непонятное, непривычное и неведомо зачем.

Ближе к концу мероприятия ведущий Игорь Реммер очень красиво высказался на счет людей, которые «хотят странного», занимаются не очень понятными всем прочим вещами – лошадок ли спасают, кошечек ли бездомных по подъездам кормят… И что вот эти люди, этакие городские сумасшедшие, очень украшают нашу жизнь.

Да. Он это очень правильно сказал. Можно сказать, попал в точку. И многие участники круглого стола чувствовали себя очень неловко: с одной стороны, нужно вроде бы говорить о гуманном отношении, о защите прав животных, а с другой стороны, очень уж не хочется выглядеть… украшением жизни. Многие из них, думается, вполне искренне считали, что есть множество куда более важных проблем, что закон о животных – это, конечно, хорошо, но его первая цель – это людей уберечь, а не собачек-лошадок. Поэтому многие выступления начинались словами: «права животных, это, конечно, хорошо, но…» Но давайте сначала учтем права людей! Давайте, наконец, сначала пропишем в законе ответственность хозяев этих самых животных (модели «бультерьер») перед невинными прохожими. Давайте сначала решим вопрос с дорожным движением, чтобы эти самые животные (модели «лошадь») не создавали аварийных ситуаций на дорогах. Давайте, наконец, сделаем как-нибудь так, чтобы животные в городе не ухудшали санитарно-эпидемилогическую обстановку…

Сам Игорь Реммер тоже, кажется, жизнь украшать не очень хотел, а потому постоянно напоминал присутствующим, что «лошади стали очень интересным дополнением декора города, красиво оформляют и дополняют городской пейзаж и, создав сеть небольших конюшен, мы мало того, что начнем детей приучать к любви к животным и конной выездке, но и дополнительно украсим городской пейзаж конными всадниками». Во всяком случае, понятно, зачем нужно заботиться о городских лошадях: как-никак они оформляют городской пейзаж.

«Люди чиновные» не любят и не хотят думать о высоких материях. О гуманизме, общей культуре, сострадании и прочем подобном. То есть, в частной жизни, конечно, думают. И даже слова такие в микрофон произносят. Но это «общие слова», форма вежливости вроде «здрасьте». И не зря, наверно, мы услышали такие слова от проректора института здоровья федерального агентства физкультуры и спорта:

«Вообще использование метода метода иппотерапии не является поддержанным и легитимным с точки зрения закона. На самом деле, с точки зрения медицины, как отечественной, так и зарубежной, такого направления в медицине нет. Безусловно, общение с лошадьми, катание, в том числе для детей с различными порками может оказывать благотворное влияние на здоровье. Но это не лечение. На самом деле это использование в незаконных коммерческих целях такого благородного животного как лошадь. Иппотерапия, уринотерапия, мне, как врачу, просто стыдно об этом читать…»

Нам уже приходилось слышать подобное: «Покажите мне конкретного человека, которого это от чего-то вылечило. Ну, там инвалидность сняли, например…» В цифрах, пожалуйста! В килограммах, киловаттах, километрах… Ах, нету километров? Тогда, извините, о чем это мы тут?

И может быть, если вдуматься, это и правильно. На работе чиновники и законодатели не должны думать о таких вещах. Есть вещи, которые нельзя регламентировать с точки зрения закона. Например, мораль. Обмануть друга, предать его доверие – подло. И что же теперь, вводить за это штрафы? А вы подумайте, во что тогда превратится дружба. И останется ли от нее хоть что-нибудь…

«В своей тарелке» чувствовали себя только те, кто мог четко объяснить, без разговора с позиций гуманизма и прочих высоких слов, ЗАЧЕМ ИМЕННО надо бороться за права животных. Например, заместитель начальника управления по туризму мог объяснить это совершенно четко. Тощие и облезлые лошади на Дворцовой, замученные мишки, которыми фотографируют публику – всё это портит имидж города. Западные туристы жалуются, письма пишут… Стыдно им за нас.

Очень четко и по делу высказался представитель ГИБДД: он говорил о том, что касается непосредственно его зоны ответственности: о правилах дорожного движения.

В частности, он говорил о том, что всадникам давно пора выдавать права в ГАИ, наравне с автоводителями (в этом, впрочем, даже что-то есть…) А что? Существует же курс дрессировки «городская собака» - пес должен спокойно проходить вместе с хозяином через скопления людей, не лаять на других собак и всё такое прочее. Может быть, стоит ввести курс дрессировки «городская лошадь»? Со сдачей обязательных экзаменов… Представьте себе: площадка в ГАИ, на стоянку съезжаются коневозы, и коневодители вместе со своим «гужевым транспортом» ходят мимо гудящих машин, галдящих милиционеров, которые дергают «гужевой транспорт» за хвост, машут руками, катаются вокруг на велосипедах… Еще можно включить «разворот на узкой дороге», «парковку осаживанием» и «змейку» между пешеходов.

Накануне Дня автомобилиста ГИБДД Ульяновска выяснила, кто лучше всех знает правила. Водителей подвергли необычному испытанию, сотрудники ДПС проверяли не только документы, но и знание правил, самых грамотных ждали призы. На дороге гаишников ждал сюрприз. В самый разгар конкурса появилась… гужевая повозка! Документы проверять не стали: по закону управлять лошадью можно и без водительских прав. А вот экспресс-тест на знание ПДД хозяйке Гнедого пройти пришлось. В итоге при активной поддержке сотрудников ДПС и общественности она ответила на семь вопросов из 15. За такие успехи ей вручили пакет с канцелярскими сувенирами от ГИБДД. Но на этом общение «гаишников» с лошадьми не закончилось. Помимо тети Оли, участие в конкурсе приняли еще два наездника на лошадях с ипподрома.

И, знаете, наверное, на самом деле это правильно. Гаишник должен заниматься правилами дорожного движения. Работник управления по туризму – туризмом. Санитарный врач – санитарией. А вопросами гуманизма, культуры и нравственности – учитель и священник.

Конечно, все должны УЧИТЫВАТЬ в своей работе нравственные нормы. Например, человек, который занимается туризмом, должен понимать, что даже ради притока гостей не стоит устраивать собачьи бои…

А кто же должен «заниматься гуманизмом»?..

Напрашивается ответ: конечно же, общественные организации. Нужно создать соответствующие законы, наделить эти организации теми или иными полномочиями… Конечно же, это предложение прозвучало. И знаете, то я думаю по этому поводу? Ничего ужаснее себе и представить нельзя. Странно звучит?.. Пожалуй – для нынешнего «поколения тридцатилетних», из тех, кто не склонен расспрашивать своих мам и пап. А ведь это, дамы и господа, наше прошлое. Совсем недавнее прошлое – только были мы тогда не дамами и господами, а гражданами и товарищами. Тем, кому нравится идея «органов общественного контроля» (как было высказано на круглом столе), я настоятельно рекомендую поговорить с родителями и бабушками-дедушками. И спросить у них: «А что такое домком и местком? Что такое товарищеский суд?..»

Когда мои родители хотели поехать по путевке в Чехословакию, маме потребовалась рекомендация из месткома. Там сидели именно такие люди – «общественники». Которые не за зарплату, а за идею. Но ведь они не знали ее лично! Как же они могли дать рекомендацию?! А вдруг она недостойна представлять нашу страну за рубежом? Ее спас представитель райкома – когда дело уже дошло до создания комиссии для проверки ее «морального облика в быту»…

Прошло не так уж много лет – а мы уже все забыли. Спору нет, я знаю лично представителей «Эквихелпа». ЭТИМ людям можно давать какие-то полномочия. Лично им. Знаете, почему? Потому что эти люди занялись спасением лошадей уже сейчас. Безо всяких полномочий, без малейшего административного ресурса… А вот за тех людей, которые начнут осуществлять общественный контроль после получения полномочий, я не поручусь. И не о взятках речь. Хотя, несомненно, и это тоже будет. Кто пойдет в эти организации? Правильно, активисты. Те самые «городские сумасшедшие», которым небезразлична судьба животных (и их будет меньшинство) и активисты совсем другого типа, любители бесстрашно и бескорыстно ставить палки в колеса. На любую конюшню в черте города придет не одна и не две – десяток общественных комиссий. Помните фильм «Собачье сердце»? Вот такие и придут. Швондеры придут…

Кроме этого не надо забывать, что любая общественная инициатива – априори инициатива непрофессиональная. Профессионалы работают за зарплату. Изредка – «за энтузиазм». Но энтузиастов-профессионалов на всех не хватит. А энтузиаст-«чайник» с самыми добрыми намерениями может наворотить такого, что и в страшном сне не увидится.

Любые органы общественного контроля (что бы они ни контролировали: содержание животных, расход электричества или моральный облик в быту) породят такое количество конфликтов, что это будет сопоставимо с маленькой гражданской войной.

Тут мне хочется привести еще один пример, с того же круглого стола.

Представитель коллегии адвокатов Хасанова: «Животные по гражданскому законодательству относятся к вещам, к имуществу. И право владельца животного приравнивается к праву личной собственности. Отношение к живому существу, способному испытывать и боль, и голод, и страдания, такому же живому и одушевленному, как мы с вами, ставится на один уровень с бездушными вещами».

Да. Правильно. (Сейчас в меня начнут кидать тухлые помидоры). Лошадь, собака, кошка – это собственность. А после таких высказываний возникает ощущение, что речь идет как минимум о чем-то, вроде рабовладения. Что предлагает автор этого высказывания? Дать животным гражданские права?

На самом деле, мы видим яркий пример логической подмены. Животное – вещь, но с точки зрения ЗАКОНА. А не с точки зрения человека. Это вовсе не одно и то же. Одни и те же вещи не равны с точки зрения закона – и людей. По закону бросить жену с тремя детьми допустимо, а с человеческой – подло. Закон считает, что влепить хаму затрещину нельзя, а люди – что можно. А иногда даже нужно…

То, что по закону лошадь или собака являются собственностью своего владельца, не значит, что владелец относится к ним, как к бездушным вещам. То есть, может, конечно, и относиться, но совсем не обязательно.

А теперь представьте, что в каком-то «органе общественного контроля» оказался человек с такими воззрениями. И он считает, что вы относитесь к своей зверушке как к бездушной вещи. Ну и что, что ухаживаете?! За машиной некоторые тоже неплохо ухаживают… А уж если вы на своей зверушке деньги зарабатываете – занимаетесь прокатом или разводите породистых щенков – так тут и к гадалке ходить не надо… Вы же просто чудовище! С вами надо вступить в борьбу.

И вступят. Не сомневайтесь.

Правда, звучали и здравые мысли. Например, о лицензировании. О том, что человек, который хочет завести бойцовскую или служебную собаку (или лошадь) должен пройти соответствующее обучение, чтобы знать, как правильно ухаживать за своим будущим питомцем, как его обучать, с какими проблемами он может столкнуться… Мысль, безусловно, здравая. Хотя, в устах чиновников, она в первую очередь была направлена на обеспечение благополучия людей, а не зверей. Чтобы бультерьеров правильно воспитывали, и они людей не кусали. Если уж вводить такие курсы – то для всех. Любой болонке или дворняжке будет лучше, если хозяин будет заранее знать, что собаки не едят конфеты, и как обучить песика не лаять попусту.

На самом деле, обучение решит множество проблем. Как справедливо было замечено, многие – например, немалая часть девочек, из тех, которые катают в городе, искренне любят своих лошадей. И просто не понимают, что зачастую мучают своих любимцев. Как и многие частники, которые не занимаются катанием… Еще не сказано, что для лошади хуже: каждый день по пять-шесть часов ходить в городе, или стоять всю неделю взаперти, в деннике, а по выходным носиться по два-три часа. На самом деле, больше всего гадостей люди делают своим четвероногим друзьям не со зла, а по незнанию.

Обсуждался и вопрос о том, что в законе нет четких формулировок, что считается надлежащим, а что – ненадлежащим содержанием той же лошади, например. Была высказана идея, что следует просто воспользоваться уже существующими нормативами на строительство конюшен, нормами кормления и прочим. Но и здесь надо быть осторожнее.

По существующим СНИПам и ГОСТам ширина прохода в конюшне должна быть не менее 2,6 м. У каждого входа должен быть тамбур не меньше 0,8 м. и двойные двери. Высота от пола до выступающих потолочных перекрытий – 2,7 м. В каждом деннике должно быть окно, не меньше 0,6 кв.м. Вы пальцы загибаете?.. Если я все нормативы перечислю, вам пальцев не хватит. Знаете, сколько конюшен не подойдет под эти нормы? Да две трети не подойдет, а то и больше. Где потолок низкий, где проход узкий, где окошки маловаты… И что? Позакрываем их все за ненадлежащее содержание, ведь перестроить здание уже нельзя? Причем в огромном количестве этих конюшен живут вполне здоровые, довольные лошади.

Конечно, мы можем добиться принятия закона. Можем, я в нас верю! Вот только… осторожнее надо, братцы. Не надо революций. Конечно, когда лес рубят – щепки летят… Ну так нас же этими щепками и зашибет. И не только нас, но и наших лошадей.

Автор: Ирина Шрейнер

Об EquiHelp

Общество защиты лошадей EquiHelp является некоммерческой организацией и действует с 2003 года, в основном на территории Москвы и Московской области. Лошади, переданные EquiHelp, существуют на частные пожертвования и на деньги учредителей.

Подопечными EquiHelp становятся в первую очередь лошади, которым требуется срочная ветеринарная помощь, а также грозит гибель или убой. EquiHelp координирует сбор средств и иную помощь лошадям, привозит специалистов и после восстановления физического здоровья решает вопросы о передаче животных в частные руки.

За время работы EquiHelp несколько сотен лошадей получили квалифицированную ветеринарную помощь и обрели новый дом.

Нам можно звонить и писать, если Вы знаете, что есть лошадь, нуждающаяся в нашей помощи. Расскажите о нашей деятельности друзьям и знакомым — возможно, кто-то из них столкнётся с жестоким обращением с лошадьми — и  они будут знать, куда обратиться.

Рейтинг@Mail.ru КОНЕтоп Rambler's Top100