Публикации

Лошадиные силы

22.11.2006, газета \"Бизнес\"

Конный спорт- дорогое удовольствие. Но не потому, что лошади стоят дорого, иногда купить лошадку можно и за $500- дешевле, чем раздолбанный "жигуленок".

А потому, что лошадь существо хоть и сильное, но уязвимое: чуть что- жди то ревматики, то еще какой напасти, даже аллергия в городах и пресловутый астматический синдром - увы, не только человеческая проблема. Содержание и лечение - вот основные расходы. Несомненно, прокат лошадей сегодня настолько востребованный аттракцион, что лошадь сама может заработать себе на жизнь. Именно так и живут спокойные лошади в приличных конюшнях - "ходят в прокат". Работая два часа в день, с выходными, такая лошадь без проблем покрывает свое содержание. Но ведь на лошадке можно и заработать! И многие зарабатывают.

А как "у них"

Городской прокат - явление, распространенное во многих европейских городах. На посвященном этой проблеме круглом столе в Санкт-Петербурге депутат законодательного собрания Питера назвал лошадей частью городского декора. Только он немного ошибся в географических широтах: это в Вене, Праге, Барселоне, Мадриде, Риме и Лондоне лошади являются частью городского декора, потому что там их условия труда указаны в своде правил профсоюза городских извозчиков, а за охраной их здоровья пристально следит городская ветеринарная служба. И стоит только температуре воздуха стать чуть более экстремальной, чем обычно, ветеринары запрещают "прокату" появляться на улицах, дабы лошадок не хватил солнечный удар.

Более того, во всех европейских городах запрещен верховой прокат в городе, кататься можно только в тележке: всетаки лошадь - животное непредсказуемое, и в интересах собственника не допускать несчастных случаев. А то влезет пьяный турист на лошадку сфотографироваться, рядом машина посигналит или голубь взлетит, или еще какое волнение для лошади - и все, турист на асфальте.

Профсоюз - это не только защита прав, но и соблюдение исполнения обязанностей, и немаленькие взносы. Когда мэр Вены распорядился одеть всех лошадей в памперсы, дабы не пачкать улицы города, тут же возмутились зеленые, заявившие, что это принесет лошадям физические и моральные страдания. Правда, и мэру Вены, и мэру Рима, принявшим подобное решение, удалось договориться с профсоюзом извозчиков. Но это европейский путь развития. У нас, как всегда, свой.

Укатай-ка

Московский городской прокат можно условно поделить на две категории. Точнее, прокатом можно назвать только тех, кто заботится о лошади, не дает ей работать сверх меры, а потому и не зарабатывает на ней великие тыщи. Вторая категория - это городские "покатушки". "Покатушечники" работают с лошадками в сезон - выкупают за смешные деньги лошадей из спорта, которые после травм уже неспособны показывать результаты, ставят их в какую-нибудь конюшню - по большей части это или сараи-самострои, или гаражи, используемые под конюшню. Лошади там стоят без опилок, сена и воды, про овес и подкормки, не говоря уже о ковке, регулярном ветеринарном осмотре и вакцинации, никто и не вспоминает. Бывает, лошадей кормят, потому что Москва - город богатый, и никто не посадит ребенка на худую замученную лошаденку.

Но если тратиться на конюшню, то уже никакой прибыли не получается. Летом и сарай сгодится: щели в стенах и потолке - в данном случае лишь источник света и дополнительной вентиляции. А вот зимой эти плюсы становятся реальными минусами: снег, ветер, помет, превратившийся в ледяной наст, в который кони, ложась, иногда вмерзают по грудь. Но это не беда для владельца - такой "суповой набор" можно все равно продать на мясо за $500-600. Иногда, правда, хозяева проявляют совсем уж редкую "недальновидность": прошлой весьма морозной зимой на улице Профсоюзной замерзла лошадь прямо рядом с табличкой "Подайте лошадке на пропитание".

Когда лошади стоят у метро или на городских площадях и "побираются", это значит, что лошадь уже не может катать, а у хозяина еще не дошли руки сдать ее на мясокомбинат.

Трое в связке, не считая лошадки

Городские "покатушки" - это не хаотичное сборище девочек с лошадками, как может показаться на первый взгляд, а хорошо структурированная организация криминального типа.

Есть несколько персонажей, поделивших между собой город, имена их неизвестны, в ходу больше прозвища - Белладонна, Вика-Киса, ЛенкаБелка и так далее. Они"позволяют" более мелким "покатушечникам" работать в "своем" районе. Самая распространенная схема - "трешка": хозяин-работник-помощник. Помощник ухаживает за лошадьми, а иногда стоит на "точке" в обмен на разрешение покататься. Как правило, это девочки из небогатых семей с огромной тягой к лошадям - у их родителей нет денег, чтобы оплачивать занятия в конном клубе, вот детишки и реализуют таким образом свою любовь к животным. Работники - те же девочки, только постарше, стоят на "точке" и получают до 25% от выручки. Иногда хозяйка спускает план, все что сверху - доля работника. Иногда работники не получают ничего - если хозяйке показалось, что выручки мало и ей не хочется делиться. Иногда подозрительность хозяек, подогретая алкоголем или чем посильнее, приводит к жестоким побоям и травмам работниц и помощников. Иногда эти случаи фиксируются милицией, чаще - нет.

Рабочий день в сезон - 10-12 часов. За это время лошадь не получает еды, воды и достаточного движения, хотя в последнем она не очень то и нуждается - нету сил. Счастье для лошади, если ее "точка" недалеко от конюшни: например, место работы- Старый Арбат, а дом - у Парка культуры. Но иногда до "точки" в центре Москвы лошадь рано утром гонят из ближайшего Подмосковья, а поздним вечером - обратно. За сезон одна такая лошадь приносит хозяину от 90 тыс. руб. до 120 тыс. руб.- больше чем достаточно для собственного обеспечения: в среднем с постоем и лечением содержание лошади в Москве стоит около 12 тыс. руб. в месяц. Люди, занимающиеся городским прокатом цивилизованно, столько не зарабатывают - они не держат лошадей на улице сутками, не выгоняют их работать в зной и холод, оставляют дома, если лошадь захромала или как-то еще заболела.

Для того чтобы катать в Москве, нужно иметь разрешение на городской прокат. Вот краткая выдержка (орфография и пунктуация сохранены) с конного форума, где коротко поругались две "хозяйки": "Лицензию в нашем районе сейчас получить очень сложно.

Когда я получала, мне пришлось делать письмо от космонавта Дженибекова В. А. дважды Героя Советского Союза и то дали, нехотя. Покатушникам там не место, т. к. в Тушино без документов на право катания и лицензии я катать не дам!!! Снимаю кассу и уздечку без разговоров. Нечего делать в нашем районе без документов! Тем более район поделен".

Закон без закона

Естественно, при столь жесткой конкуренции никто и не думает о физических и моральных страданиях лошадей.

Закон о жестоком обращении, на который столь часто ссылаются любители живности, подразумевает под собой намеренное нанесение животному увечий, вплоть до смерти, желательно на глазах у зрителей.

Последние документы, регламентирующие содержание лошадей, издавались в 1980-х годах, и относятся они к крупным племенным конюшням- о городских условиях в них нет ни слова.

Существует еще вариант пресечения зверства - обратиться в УБЭП и "настучать", что, мол, некие личности неконтролируемо получают доходы при помощи лошадей.

Но, как стало известно "Бизнесу", одним таким защитникам прав животных при попытке это сделать посмеялись в лицо. Экологическая милиция, которая, казалось бы, должна как-то контролировать ситуацию, к лошадям отношения не имеет - она отвечает за загрязнение окружающей среды, единственное, что ее волнует при ненадлежащем содержании лошадей,- это навоз, который портит городскую атмосферу, если его не вывозят. В общем, крайних нет. Один лишь вариант спасти лошадей в данной ситуации - это их выкупить. Но купить одну замученную лошадь означает дать деньги на мучения другой.

Бороться с лошадиной мафией, а именно так в народе называются подобные организации, не так сложно, как с прочей организованной преступностью - все-таки 4 тыс. выручки с одного коня не перекрывают многих тысяч, приносимых "маленькими лошадками", перевозящими кокаин.

Но с нашим не самым простым жизненным укладом руки до лошадей у властей дойдут нескоро, а другим путем эта проблема не решается.

И главное, цивилизованные прокатчики совершенно обоснованно беспокоятся, что не будет милиция лазить по пустырям в поисках заброшенных сараев. Скорее придет в зарегистрированные конюшни, которые и протрясет основательно.

Автор: Наталья Филатова


Об EquiHelp

Общество защиты лошадей EquiHelp является некоммерческой организацией и действует с 2003 года, в основном на территории Москвы и Московской области. Лошади, переданные EquiHelp, существуют на частные пожертвования и на деньги учредителей.

Подопечными EquiHelp становятся в первую очередь лошади, которым требуется срочная ветеринарная помощь, а также грозит гибель или убой. EquiHelp координирует сбор средств и иную помощь лошадям, привозит специалистов и после восстановления физического здоровья решает вопросы о передаче животных в частные руки.

За время работы EquiHelp несколько сотен лошадей получили квалифицированную ветеринарную помощь и обрели новый дом.

Нам можно звонить и писать, если Вы знаете, что есть лошадь, нуждающаяся в нашей помощи. Расскажите о нашей деятельности друзьям и знакомым — возможно, кто-то из них столкнётся с жестоким обращением с лошадьми — и  они будут знать, куда обратиться.

Рейтинг@Mail.ru КОНЕтоп Rambler's Top100